Докладная записка Шириншо Шотемура Сталину о культурной и социально-экономическом положении таджиков на территории УзССР. Май 1926 года

Докладная записка

Тов. Сталину.

Копия Средне-Азиатское Бюро ЦК ВКП(б) тов. Зеленскому и П/О Нацменьшинств ЦК ВКП(б).

О культурно и социально экономическом положении таджиков на территории Узбекской республики.

После национального-территориального районирования Средней Азии на территории Узбекской республики, в числе других национальностей остается приблизительно восемьсот тысяч таджиков экономически тесно связанных с народностями Узбекистана.

При Социалистической республике и при наличии соответствующих директив коммунистической партии по национальному вопросу, казалось бы странным напоминать и требовать особого внимания в отношении этой таджикской массы населения, но этого требует и современное положение.

Я считаю своим партийным долгом обратить внимание Центрального Комитета ВКП(б) в настоящей записке на ряд моментов.

Начну с описания положения таджиков на территориях бывших Туркестанской и Бухарской республик до размежевания.

Сначала отвергалось самое существование таджиков, за исключением территории Горного Бадахшана Западного Памира (см. газеты на узбекском языке «Зеравшан» и «Туркестан» за декабрь, январь и февраль 1924г.) Так было и в то время, когда таджиков по официальным статистическим данным по Туркестанской республике насчитывалось до шестисот тысяч. На территории той же Туркестанской республики, по тем же данным, существовало туркменов до двухсот девяносто тысяч, которые имели возможность издавать на своем родном языке литературу, иметь школы, суд и т.д.

Таджики были лишены всего этого в Бухарской республике насчитывалось  восемьсот две тысячи таджиков и двести тысяч киргиз.

Киргизы имели свои школы, кроме того при Бухарском ЦИКе имели Киргизский отдел, Таджики же лишены были права говорить на родном языке. Их язык считался эмирским (?) языком, хотя сам эмир был узбеком, но в его эмирате государственным языком являлся таджикский язык, как наиболее культурный и литературный язык, принятый не только в Средней Азии, но и в Персии. Афганистане и Индии. Это ведь так же нелепо и дико, как если бы после революции в России стали бы преследовать русский язык на том основании, что этот язык был государственным языком правительства Николая II.

До размежевания поднять этот вопрос было не уместно, да и не было времени мешало бы басмачество и общее состоянии страны и наконец, разные течения и группировки среди народностей этих республик. В это время узбеки ввели в таджикских школах преподавание на узбекском языке, хотя таджикский язык является достаточно культурным и имеет богатую литературу. С этого времени таджики лишаются возможности учиться на родном языке.

Такое положение вещей вполне соответствовало и соответствует взглядам панисламистских, пантюркистских и панузбекских кругов современной узбекской интеллигенции и духовенства.

Разрешение таджикского вопроса имеет огромное значение для всего СССР, ибо кроме Средней Азии таджики составляют огромную часть жителей смежных государств (Персия, Афганистан и Индия см. прил. 1) но, Коммунистическая партия Узбекистана таджикскому вопросу не уделяет времени, ибо сами местные парт. организации Узбекистана состоят частично из элементов, подверженных влиянию этих шовинистических кругов. Такое отношение местных организаций к таджикскому вопросу чревато рядом опасностей.

Эта мысль будет вполне понятной, если мы сделаем следующий анализ:

Таджикская Автономная республика объединяет горных таджиков бывшей восточной Бухары Горного Бадахшана (Западного Памира) и некоторые районы бывшей Самаркандской области. Эта часть населения таджиков главным образом крестьянство, является наиболее отсталой, как культурно, так и экономически: наиболее же культурная и организованная часть таджикского населения (городское население, занятое в торговле, промышленности и ремеслах, и трудовая интеллигенция) остается на территории Узбекской республики (см. прил. №2) Между тем именно эту часть таджикской массы стремятся обузбечить всякими мерами дикого административного нажима и шовинистического произвола. Отсюда понятно, что подобная ненормальная обстановка, именно среди этих таджиков вызовет как реакцию, ответный шовинистический подъем и всякие антисоветские, а в известной части местных организаций антипартийное, течения.

Таджикский язык еще с большим ожесточением стал преследоваться после размежевания Средней Азии. В момент национально-территориального районирования в августе м-це 24г. бывший Турцик на своем последнем пленуме с демонстративным подчеркиванием признал, что в Туркестане все-таки существует таджикская народность, почему признал необходимым для ее обслуживания открыть педагогический институт (?). К концу декабря 24г. этот институт был организован в Ташкенте. В настоящее время в нем учатся 171 человек; со дня организации прошло уже два года, а институт располагает всего двумя не большими комнатами под классы, в которых и должен развернуть свою работу (см. прил. №3 Институт открыт  для таджиков Узбекской республики и обслуживается Узбекистаном).

В сентябре того же года начала издаваться в г. Самарканде газета «Овози-Таджик» (голос таджика) но распространение ее не официально запрещается (см. прил. №4). Признание существования таджиков на территории Узбекистана, открытие института и издание газеты перед районированием было вызвано ни чем иным, как стремлением заглушить тяготение таджиков Ферганы и Самаркандской области в [к] Таджикистану.

Несмотря на это, когда т. Калинин в 1924г. проезжал по Ферганской области, таджики Канибадама вышли к нему навстречу и просили присоединить их к Таджикистану. Правда их просьба не была удовлетворена (да в этом и  не было необходимости), но, зато этот район стал называться Таджикским районом Узбекской республики.

С тех пор прошло уже два года, а во всех школах этого района переподготовка ведется на узбекском языке, хотя дети этот язык совершенно не понимают.

С момента районирования среди таджиков происходят волнения они защищают свои национальные права. Во многих районах населением неоднократно поднимался вопрос перед отделами ОНО и даже перед Центральными органами Комиссариата просвещения Узбекистана о переходе преподавания на родной язык. Но все эти попытки оставались и остаются без всякого внимания. Были случаи, когда население принуждалось к молчанию административными притеснениями (см. прил. №5) Таким образом, не только не разрешается преподавание на родном языке и даже родного языка в таджикских школах, которые содержатся за счет государственного и местного бюджета, но и в школах содержащихся на средства, поступающие с земель и имущества религиозно-просветительных организаций (так. наз. вакуфы) см. прил. за №№6, 7, 8, 9, 10, и 11.

В 1925 году по настоятельному требованию таджиков в гор. Самарканде были созваны 4-х месячные курсы по переподготовке учителей. Когда учителя окончили эти курсы и вернулись в родные места где начали вести преподавание на родном языке, их стали преследовать и в конце концов различными угрозами запретили преподавание на таджикском языке (см. прилож. №12 заявление преподавателя Кулихана Асим Заде). Наконец тов. Иванов – ответственный секретарь Компартии Узбекистана на последнем пленуме (в ноябре 25г.) первого состава Центрального Комитета КП(б)Уз. в своей речи указал, что узбекские работники в Зеравшанской области (б. Бухаре) всячески притесняют таджиков и не дают им даже разговаривать на родном языке.

Такое гонение со стороны местных парт. организаций таджикского языка создает превратное понятие у таджиков о линии Коммунистической партии и Советской власти в национальном вопросе.

Для характеристики отношения парт.организаций приведем следующий случай. 15 марта 1926г. исполнился год существования Таджикской Автономной республики. В этот день экономическое представительство названной республики устроило в честь годовщины провозглашения Автономного Таджикистана торжественное заседание, на которое были приглашены представители разных учреждений и рабочие таджики с Ташкентских заводов, а также таджикская учащаяся молодежь города Ташкента. Заседание открылось и  велось на узбекском языке. Среди таджиков начались волнения, т.к. многие из них не знали узбекского языка, а потому начали требовать, что заседание велось или на таджикском или на русском языке. В конце концов заседание кончилось демонстрацией против узбекизации.

После этого инцидента директор Института сменяется по обвинению в неправильном воспитании учеников таджикского института, участвовавших на торжественном заседании. Один из студентов Ср. Аз. Ком. У-та таджик, участвовавший в демонстрации, передан в Ташкентскую Областную ЦК для привлечения к партийной ответственности. Быть может, студент этот будет исключен из партии, будут исключены еще и еще, но ведь корни национального вопроса гораздо глубже и исключением из партии нескольких т.т. вопрос не разрешится.

Если известную долю этих, по меньшей мере, странных при Соввласти столкновений необходимо отнести за счет неизбежных явлений роста национального самосознания, как узбеков, так и таджиков то с другой стороны ведь три четверти всего этого легко устранить путем добросовестного выполнения элементарнейших требований национальной политики партии, чем ввести рост национальной мысли в Советское русло.

Настоящее же положение такового, что яд межнационального антогонизма начинает отравлять трудящиеся массы, а межнациональная склока затемняет развитие классового самосознания.

Исходя из изложенного, прошу Центральный Комитет ВКП(б) обратить серьезное внимание на таджикский вопрос, для чего вношу следующие предложения:

1. Констатировать, что в отношении культурно национального обслуживания таджиков Узбекистана Уз. КП(б) ничего, почти, не сделано.

2. ЦК ВКП(б) предлагает Сред.Аз.Бюро ВКП(б) обратить особое внимание на работу среди нацмен Средней Азии, а в частности среди таджиков Узбекистана.

3. В целях более полного и всестороннего освещения таджикского вопроса в Узбекистане образовать комиссию из членов ЦК ВКП(б) – поручить ей наметить основные мероприятия, которые необходимо было бы провести по линии и партийного и советского строительства для обеспечения интересов трудящихся масс таджиков Узбекистана в области школы, суда и т.д.

Член ВКП(б) Шотемор.

Май 26г. г. Москва.

 

Приложение №1.

Аборигентами Средней Азии считаются таджики (народность Иранского происхождения, говорящие персидским языком фарси).

В средней Азии их насчитывается по официальным данным до 1½ миллиона. Кроме Средней Азии они населяют островками территорию Китай (Кашгария), Сары Кол, Хотан и Яркенд (последний является колыбелью арийцев, к которым относятся таджики). Ими-же заселена северная часть Индостана, кроме того их-же языком говорит мусульманская часть населения Индии. На территории Авганистана, начиная с хребта Гиндикуша (граница Памира), Горный Бадахшан, равнинный Бадахшан, Ханабад, Рустак, Балх, Кандухар, Кундуз, и до границы Персии, ими же населяется все Иранское плоскогорье. Весь Белуджистан говорит таджикским языком. Кроме того, государственным языком Авганистана и Персии является тот-же язык.

Примечание: справки из исторических и этнографических материалов.

(Шотемур)

Приложение №2.

Список крупнейших городов, районов и селений, населенных таджиками на территории Узбекской республики.

Самаркандская область:

Гор. Самарканд и Ходжент. Районы: Маджурумский, Темир-Каукский, Устукский, Сафаратинский, Ухумский, Фаришский, Хишрауский, Пейшамбе-Сиобский, Махалинский, Бахши-Пепинский, Баги-Баляндский, Матридский, Сафионский, Таринджакский, Чагизманский, Хаймарский, Ходжа Ахрарский, Русанский, Унджинский, Шейх Бурханский, Костаковский, Исфанейский, Бешкендский, Уральский, Чапкулакский и селение Камон Гарон.

Ферганская область:

Исфаринский, Канибадамский, Куи-Козыякский, Якатутский, Каракчи-Кумский, Махрамский, Риштанский, Куи-Риштанский, Юкоры Риштанский, Сохский, Раихенский, Аштский, Баба Дарханский, Баястонский, Верзинский, Кассанский, Шамси-кульский, Таш-Джарский, Кукубай, Ку-и-Чадак, Юкоры Чадак, Чустский, Науараб-тепе, Чек-Халмад-Дотхо, Вакуф-Иса Дотхо, Ауваль Таджикский, Паски Учкурган, Юкоры Учкурган, Ляганский, Арсифский, Суфон Вуалинский, Кошкаринский, Таджикский, Мирза Абадский, Бурбалинский, Каптар Ханинский, Халь Диван Беги, Каратепинский, Алмасский.

По 3 областям бывшей Бухарской республики.

Имеются сведения только по городам и то не полностью а именно: гор. Бухара, Нур-Ата, Зир-Абад, Шир-Абад, Бойсун, Дербенд, Сары-Ассия, Ляйлякан, Шураб, Ди-и-Боло, Зара-Баг, Вамар, Сина, Шаит, Пяндж-Об, Поджур, Мир-Мирон, Хуш-бог, Кассанский район, Вангарзи Камар бег, Ди-хи-Нау-и-Боло, Хисорак, Осты Дегтюр, Ширджан, Курганча и Оби Канда.

Шотемур.

Источник: islamperspectives.org

Назар бидиҳед

Роёнишонии шумо нашр намешавад.