Генерал-майор Бахриддин Муминджонзода рассказал, как создавалась армия в Таджикистане, о сложностях и патриотизме военнослужащих

ДУШАНБЕ, 23.02.2021 /НИАТ «Ховар»/. Прошло 28 лет со дня образования Вооружённых сил Таджикистана. С исторической точки зрения это очень короткий период, если, например, сравнивать с другими государствами. Для нашей страны это время было очень не простым. Национальную армию, как и всю страну, в первые годы Государственной независимости пришлось поднимать с нуля. Как это происходило, что изменилось в армии за эти  годы,  редактору Русской службы  НИАТ «Ховар» Елене БАТЕНКОВОЙ  рассказал человек, посвятивший военному делу около 50 лет, начальник кафедры огневой и физической подготовки Высшего военного пограничного института РТ генерал-майор Бахриддин МУМИНДЖОНЗОДА.   

— Насколько  нам известно, вы были у истоков создания таджикской армии. Как это происходило?

—  Сегодня, когда в нашей стране с особым торжеством отмечают 23 февраля и все трудности позади, я вспоминаю, как было тяжело работать, жить, создавать, добиваться. С первых дней я принимал участие в процессе образования Вооружённых сил Таджикистана, формировании управлений, штабов, подготовке военных кадров.

В 1991 году я служил в рядах Советской армии в Актюбинске (Казахстан) заместителем командира соединения. Как раз тогда началось распределение кадров. Тогда мы ещё не знали, что СССР уже нет и Вооружённых сил тоже. Мне предложили несколько хороших вариантов, которые были выше по должности в Омске и Самаре. Решение было принято в пользу Родины, куда я вернулся с семьёй.

— Позднее, когда вы узнали, что здесь идёт война, люди наоборот пытались вырваться из страны, не было ли желания переехать на более спокойное место службы, не отговаривали ли вас?

— Конечно, отговаривали. В ноябре 1991 года я уже находился в Таджикистане. Как раз начались боевые столкновения, площади в центре города просто гудели, создавались различные бандформирования. Старшее поколение хорошо помнит это страшное время.

В июне 1993 года  меня пригласили в только появившийся главный штаб Министерства обороны. Поддержку оказал Туркестанский военный округ, отправивший к нам группу офицеров. Затем начали открываться различные управления, службы, военные учебные заведения, формироваться структуры специального назначения. От Советской власти в Таджикистане оставался только военный лицей и больше ничего.

Нас собрали человек 40 офицеров из военкоматов, прибывших из соединений других государств, из запаса. Министр обороны Александр Шишлянников обратился к нам с просьбой организовать Вооружённые силы Таджикистана. Мной было предложено создать учебно-мотострелковый батальон. Честно признаться, я тогда даже не знал, где у нас находится учебный центр Ляур, потому что в Таджикистане не служил. Было очень тяжело работать морально, материально, офицеров были единицы и то из запаса или с кафедры. Бывали месяцы, когда военнослужащим вообще не платили зарплату, но надо было держаться.

Был создан палаточный городок, начался первый призыв в таджикскую армию. К нам привезли порядка 900 человек, из которых нужно было сделать танкистов, танковые экипажи, артиллеристов, пулемётчиков и т. д. В первый выпуск нам удалось выпустить около 18 наименований младших специалистов, в которых очень нуждались вновь формируемые Вооружённые силы Таджикистана. В те годы мы по всему Таджикистану не могли найти элементарно офицеров-инженеров, саперов. Можно сказать, что в 1993-1994 гг. армия уже была создана.

— В 1994-м году в таджикской армии было очень сложно, продолжил ли кто-нибудь военную карьеру из вашего первого выпуска?

— Вы только представьте 900 человек личного состава, если каждый взвод ну хотя бы по 25 человек, сколько нужно взводных, офицеров, которых как раз не было. Мне дали всего 14 курсантов со 2-го курса колледжа и несколько офицеров, вернувшихся из других государств. Было принято решение подготовить из курсантов офицеров. Эти 14 курсантов стали первыми офицерами Министерства обороны Республики Таджикистан. Из них сегодня 8 генералов, 3 полковника, ещё трое погибли при выполнении долга перед Родиной, защищая страну, Государственную независимость, конституционный строй и мирное население. В числе моих учеников погибший Рустам Амакиев, именем которого назван Профессионально-технический  лицей  Восейского  района  Хатлонской области и открыт бюст на его малой родине. Другой мой ученик, с которым мы попали в засаду, погиб недалеко от Чилдары, защищая курсантов. Его именем назван совхоз в районе Ашт. Молодых людей, отдавших свои жизни, чтобы мы сегодня жили в мире и безопасности, много.

— Верили ли вы в те сложные времена, что наступит мир на нашей земле?  

— Я всегда верил в то, что наступит мир, что мои труды ненапрасные, и те люди, которых я обучал, внесут лепту в развитие страны.

Недостатков в армии в первые годы нашей независимости было действительно очень много, вплоть до 1997 года. Таджикской армии от Советского Союза не осталось абсолютно ничего, нужно все было начинать с нуля, собирать по крупицам. Вооружения  и техники почти не было. Все это приобреталось постепенно. Вы только представьте, что в советское время при школах были автоматы Калашникова для военной подготовки парней, но и их даже умудрились отправить в соседние государства. Это сегодня у каждого вида войск есть своя форма, а тогда даже её элементарно не было. Форму привозили из других государств в качестве гуманитарной помощи. Несмотря на трудности, тогда из армии никто не бежал, все понимали важность поставленных задач. Потом, спустя  время, у нас постепенно появились учебные центры и полигоны.

— Когда в таджикской армии началась стабильность?

— Этот момент наступил после 2000 года, когда у нас в Таджикистане регулярно стали проводиться военные учения, нашу армию признали на международном уровне, военные структуры начали участвовать в международных учениях ОДКБ, ШОС. Сегодня мы являемся председательствующей страной в ШОС. Для нас это имеет большое значение, потому что государства, входящие в ОДКБ, всегда готовы защищать друг друга, все вместе они создают масштабную силу, способную отвечать на современные вызовы, угрозы и совместно решать имеющиеся проблемы.

— Что поддерживало военнослужащих в те сложные для страны годы?

— Те военнослужащие, которые стояли у истоков создания таджикской армии, на защите конституционного строя, Таджикистана вообще как государства, которого могло бы сегодня и не быть, народа и Государственной независимости, действительно являются патриотами своей страны. Их поддерживала мысль, что они должны выполнять возложенную на них миссию, несмотря ни на что. Конечно, особое воодушевление мы получали от того, что нас поддерживал Лидер нации, который посещал не только войсковые части, но и места, где проходили боевые столкновения с бандформированиями. Я хорошо помню, когда в 1995 году во время боевых столкновений Эмомали Рахмон на вертолёте прибыл в Тавильдару. Он беседовал с нами, лично здоровался с каждым солдатом, которые находились в окопах, напутствовал. Такое не забудется никогда.

— В этом году мы отмечаем 30-летие Государственной независимости. Какую роль сыграли Вооружённые силы в становлении нашего государства?

— В одном из своих выступлений Президент страны Эмомали Рахмон отметил, что Вооружённые силы созданы для того, чтобы защищать независимость, суверенитет государства. С этой задачей таджикские военнослужащие очень хорошо справились. Долг тех, кто приложил немало усилий в процесс образования национальной армии, — донести до молодёжи то, каким трудом нам удалось этого добиться, насколько важно сохранять мир и стабильность.

— Все ли условия есть в нашей армии для несения службы?

— У нас сегодня созданы очень хорошие условия для службы в армии, если не верите, можете посетить любую из частей и убедиться. То, что было 30 лет назад, осталось в истории, армия уже давно другая. Все изменилось на всех уровнях службы — от солдат до кадровых офицеров, которые обеспечиваются даже жильём.

— Нужна ли армия в мирное время?

— Согласно военной доктрине Республики Таджикистан, военная политика нашей страны оборонительная, мы не собираемся ни на кого нападать. Наша задача — защищать то, что мы имеем и будущее детей. Как сказал в своём последнем Послании Парламенту республики Лидер нации Эмомали Рахмон, нахождение в постоянной боевой готовности Вооруженных сил является реальной гарантией защиты государства от всякого рода вызовов и угроз. Сегодняшняя ситуация в мире и регионе побуждает нас еще более, чем раньше придавать серьезное значение вопросу обеспечения Вооруженных сил страны. Глава государства поручил обновить наши Вооруженные силы и обеспечить их передовой военной техникой и оборудованием.

— Приходилось ли вам бывать в горячих точках, было ли вам страшно?

— К сожалению, вспоминать об этом всегда очень тяжело. В горячих точках приходилось бывать раза четыре. Самыми опасными местами для меня стали Тавильдара и Гарм. Говорят, что на войне не страшно. Это ложь. Страшно было за себя, за совсем ещё молодых солдат, находящихся в подчинении и за которых я нёс ответственность, ведь у каждого из них есть родители и семьи. На личном примере могу сказать, что однажды, когда мы попали в засаду в Лабиджаре, страха не было, нужно было точно понимать, что делать, как выходить из положения. Когда нам удалось добраться до своих, я начал понимать что произошло, меня начало трясти. Даже спустя годы такие моменты вспоминать страшно. Офицеры на войне всегда должны быть начеку и знать, кто идёт впереди, сбоку или сзади.

— Что дала вам служба в армии?

— Горжусь тем, что посвятил себя службе в армии. Если бы мне предложили ещё прожить жизнь, я бы выбрал этот же путь. Армия даёт все, меняет мировоззрение, делает человека дисциплинированным, надёжным, знающим основные ценности в жизни, самостоятельным и способным решать проблемы. Я даже думаю, что некоторые семьи расходятся, потому что молодые люди не служили, они не готовы быть самостоятельными.

— В семье пошёл ли кто-нибудь по вашим стопам?

— Так сложилось, что в моей семье практически все военнослужащие или имеют отношение к армии. По долгу службы в советское время мне с семьёй приходилось часто переезжать из одной войсковой части в другую. Все мои дети рождены в разных государствах, где мне приходилось служить, в Беларуси, Казахстане, Монголии.

— Мне кажется, что для военнослужащих имеет большое значение поддержка семьи. Как относилась ко всем этим переездам, кочевой жизни, к тому, что вы рисковали жизнью, ваша супруга?

— Для меня жена — это моя боевая подруга. Очень рад, что с лейтенантских лет она была всегда рядом и поддерживала меня. Нам вместе приходилось жить в военных городках, а в Беларуси — даже в палатках. Считаю, что семья у военнослужащих должна быть всегда рядом, несмотря ни на что. К сожалению, некоторые родители у нас в Таджикистане противостоят этому, но это в корне не правильно. Семья – это поддержка, уют, домашняя еда, забота.

                                             ФОТО из архива НИАТ «Ховар»

 

 

Источник: khovar.tj/rus/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.