Маршрут Худжанд-Душанбе и обратно: когда опасность не спадает, а самолетом дорого

3 января, на 65-м километре автодороги Душанбе-Чанак образовался снежный завал высотой более 15 метров и шириной в 300 метров. В связи с этим дорога из Худжанда в Душанбе была закрыта до полудня 4 января. Наш автор Файзуллохон Обидов рассказывает на личном опыте, с каким трудом он добирался в тот день из Худжанда в столицу. Самолетом прилететь не получилось – «цены кусаются», к тому же, мало рейсов.

Днем, 4 января после 12 часов началось движение из Худжанда в сторону Душанбе. Так как днем ранее я не смог выехать в столицу, потому что автомобили просто не курсировали из-за завала, который перекрыл дорогу, то мне пришлось прождать целое утро на автовокзале, чтобы, потом, наконец, все же тронуться в путь.

К полудню, как только пошли слухи, что дорогу открыли, на старом автовокзале Худжанда вдруг стал собираться народ. Как оказалось, желающих «попытать судьбу» было предостаточно.

Я спросил у одного из таксистов о стоимости за проезд. Он быстро объяснил все цены:

«Брат, если поедешь на «джипе», то проезд будет стоить 300 сомони с человека. Если ехать на переднем сиденье «зафиры», то дорога обойдется в 250, если же на обычном месте, в ряде за водителем — 200 сомони», — объяснил он.

Подальше стояла машина, где уже загружались пассажиры. Перед дверью такси стояла женщина средних лет с ребенком и разговаривала с молодым человеком, который провожал ее.

Я подошел поближе, думал, это водитель. Оказалось, что парень — ее брат, который отговаривает свою сестру от поездки, ссылаясь на то, что дорога предстоит трудная.

«Ападжон, не стоит вам ехать по этой дороге, она сейчас очень опасна. Тем более, вы с ребенком», — настаивал молодой человек.

«Мне очень нужно домой, братишка. Не волнуйся, мы еще увидимся», — сказала она в ответ, поспешно укладывая сумки в багажник «зафиры».

Увидев, что женщина едет с ребенком и согласна преодолеть этот опасный и долгий путь, я тоже осмелел и стал договариваться с подошедшим водителем о стоимости проезда.

«Давайте я вас отвезу по «студенческой» цене – 150 сомони», — предложил таксист и не успел я еще согласиться, как мой рюкзак уже был загружен в багажник.

‎Наша машина тронулась в путь с худжандского автовокзала в 13:50 часов.

В салоне мы разместились таким образом: на переднем месте сидел грузный мужчина. За водителем во втором ряду расположились пожилая женщина и та, что ребенком, впрочем, мальчику было на вид лет 10-11. В третьем ряду сели я, какой-то молодой солдат и его командир.

Со стоянки «Пахтакор» при выезде из города в машину села молодая девушка. Женщине с ребенком пришлось потесниться и посадить сына на колени.

После молитвы на безопасную дорогу, которую полушепотом прочла пожилая женщина, так как она была старше всех по возрасту среди нас, водитель нажал на педаль газа. И мы тронулись в путь.

Почем билеты для народа?

Многие наверняка спросят, почему я подвергаю себя риску и езжу в Худжанд или обратно на машине?

Несмотря на то, что зимой движение транспорта по маршруту Душанбе-Чанак опасное, многие люди вынуждены пользоваться этой дорогой, так как билет на самолет из Душанбе в Худжанд и обратно, стоит порядка 400 сомони в один конец.

Я к тому, что большинство людей не знают об этом и постоянно спрашивают в соцсетях, во сколько обойдется перелет на человека.

Между тем, рейсов на самолет мало и покупать билет не совсем выгодно, так как полет в любой момент могут отменить, а если у человека срочные дела, то считай, потерял время.

Например, на этой неделе рейс был только на 7 января, тогда как мне и моим попутчикам нужно было быть в столице пораньше.

Эх, дорога

Когда мы тронулись в долгий путь, в Худжанде шел небольшой дождь. На территории Джаббор-Расуловского района дождь прекратился, и дорога была сухой.

Между тем, равнины с двух сторон автотрассы были мокрыми от недавнего дождя.

Мы проехали территорию Шахристанского района, и там дорога все еще была сухой. Вместе с тем, на обочинах дороги местами можно было увидеть снег, который, скорее всего, выпал несколько дней назад.

От перевала Шахристан весь путь до Анзобского перевала, на наше удивление был сухим: ни снега, ни дождя там не было. Солнце не светило, и после полудня на горы спустился негустой туман.

Всю дорогу мы удивлялись: почему же на два дня перекрыли дороги, раз везде сухо и не скользко?

В салоне автомобиля

Наш водитель был немногословен, он всю дорогу почти молчал. На переднем автомобильном зеркале он включил экран, где транслировались юмористические скетчи — отрывки из «Шуток Аловуддина», «Приятных моментов» и «Шакарханда». Водитель и сидевший на переднем сиденье толстяк внимательно слушали каждую шутку и в конце громко смеялись. А две женщины-пассажирки о чем-то мило перешептывались.

Мальчику, сидящему на коленях у матери, было неудобно и тесно, потому что он не мог двигаться. От этого он грустно смотрел в окно. Сидящая по другую сторону машины девушка, подставив локоть у окна неподвижно и отрешенно сидела. Позже я понял причину: она была в наушниках и слушала музыку.

Пока мы ехали, там, где ловила связь, успевали отвечать на многочисленные звонки от своих родных, которые за нас беспокоились. То и дело в салоне можно было услышать, как кто-то из нас успокаивает тех, кто по ту сторону провода: «Все в порядке, дорога открыта, снега совсем нет».

Потом, когда в горах местами сотовая связь терялась, никто больше не отвечал на звонки и мы ехали молча.

Во время такой вот паузы, я воспользовался возможностью, чтобы поговорить с солдатом, сидящим рядом со мной.

Как оказалось, его зовут Умеджон, ему 21-й год. Парень служит в Исфаре, сам он родом из юга страны, из Восейского района. По просьбе родителей недавно Умеджона перевели из исфаринской воинской части в родной район и поэтому до нового места службы его сопровождал командир роты.

«Я бросил университет и пошел служить. Мне осталось отслужить еще восемь месяцев в войсковой части своего района. Не был дома год и 4 месяца. Как же я соскучился. Только в армии я научился ценить домашний очаг, семью. Побыстрей бы уже отслужить и вернуться домой», — рассказал Умеджон.

У меня были две горячие лепешки и сладости с собой, я решил поделиться с моими новыми знакомыми. Тем более, ехать еще предстояло достаточно.

Когда я включил телефон, чтобы посмотреть сообщения, Умеджон попросил: «Давайте зайдем в Instagram». Он зашел на свою страничку и показал фотографии своих студенческих и школьных лет, с интересом рассказывая о прожитых моментах. Так, за живой беседой, мы даже не заметили, как добрались до тоннеля «Истиклол».

Снежный завал

Было около шести с половиной вечера, когда мы пересекли тоннель. Дорога там была очень скользкой. По обе стороны дороги лежали огромные глыбы снега.

«Здесь сошел снежный завал», — одновременно сказали наши попутчицы, указывая в темноте на огромную снежную гору. Под светом фар машины они сразу стали снимать все на телефон.

Я впервые увидел, что означает «тарма» — лавинообразный завал, который сходит с горы: есть обычные снежки, которые мы лепим из снега руками и бросаем, а здесь природа слепила такого рода «снежки» крупного, местами, гигантского размера диаметром от 50-70 сантиметров до метра-полтора.

Из таких вот снежных комков, упавших с горы и образуется на трассе завал большой ширины и высоты, который потом закрывает дорогу и его надо расчистить, но с помощью специальной техники. Лопатой это сделать просто невозможно.

Когда мы проехали опасный участок, пожилая женщина вздохнула с облегчением:

«Послушайте, все не так уж и плохо, мы почти доехали».

Почему тарифы IRS выросли

Сегодня большинство водителей и пассажиров обеспокоены новостью о повышении тарифов IRS на 7%, которые оставались неизменными на протяжение вот уже 13 лет.

Как объяснил недавно к каком-то издании один из чиновников IRS, на самом деле, это правильное решение.

«Некоторые люди злоупотребляют низкой финансовой грамотностью населения и искажают толкование повышения тарифов, объяснил он. В среднем, стоимость за эксплуатацию дорог повысилась всего на 7%, а не на 50-70%, как пытаются преподнести это недоброжелатели, пытаясь ввести людей в заблуждение».

Я не сторонник и не противник компании IRS, но ради справедливости отмечу, что сотрудники филиала IRS, своевременно убирали и расчищали дороги от снежных завалов и снега, техникой обрабатывая дорожную полосу противоскользящими реагентами.

По дороге мы встретили несколько таких рабочих машин и сотрудников компании, которые, несмотря на погодные условия, работали на нескольких участках, разбрасывая реагенты по трассе.

Вздох облегчения

После перевала шел снег и водителю приходилось постоянно чистить лобовое стекло, чтобы видеть дорогу.

Когда мы доехали до Зидди, снег уже падал меньше. Большие глыбы снега, которые мы видели по дороге, уже тоже не встречались. Другими словами, по ту сторону Зидди уже не было такого большого объема снега, как на перевале.

Время от времени водителю звонили другие таксисты, и он предупреждал по телефону:

«Идет снег, не торопитесь в дорогу, сегодня вечером ситуация может ухудшиться».

Отмечу, что во время путешествия мы останавливались всего дважды: сначала в чайхане «Шоми Бухоро» (Вечер Бухары), чтобы легко перекусить, а затем, по нужде и то, ненадолго. Поэтому общее время в пути у нас составило 8 часов.

Когда мы подъезжали к Душанбе, снова начался шквал тревожных телефонных звонков. Пассажиры же, в очередной раз, но, уже легко вздохнув, так как сняли тяжелый груз с сердца, одновременно «отчитывались» перед близкими:

«Мы уже в Душанбе, не волнуйтесь».

Сообщение Маршрут Худжанд-Душанбе и обратно: когда опасность не спадает, а самолетом дорого появились сначала на YOUR.

Источник: Your.tj

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.