Токсичность национального масштаба

О недопустимости злоупотребления свободой слова в таджикистанской информационной среде

Сегодня 11 марта. День Таджикской прессы. Время поговорить о ней и о нас всех.

Начиная с 2014 года правоохранительные органы Таджикистана стали часто практиковать давление на родственников подозреваемых в участие в экстремистских организациях за пределами Таджикистана. На фоне активизации ИГИЛ и потрясших мир событий в Ираке и Сирии подобные нарушения прав человека мало кого интересовало даже в правозащитной среде. Живые свидетельства участия десятков экстремистов таджикистанского происхождения в ИГИЛ и других террористических организациях даже оправдывало жесткие действия силовиков в глазах обывателя. Народ переживший войну оцепенел. Тем более, что давление на родственников в основном  касалось реальных боевиков, и редко, членов политического движения Группы-24.

С целью возвращения на Родину или склонению к сотрудничеству подозреваемых давлению разного рода подвергались родители, братья и сестры.

Видео с их обращениями в Сети стал распространять  Государственный Комитет национальной Безопасности Таджикистана (ГКНБ).

После известных событий осени 2015 года такая практика уже касалась и членов запрещенной Партии Исламского Возрождения Таджикистане (ПИВТ), что отражено в тысячах публикаций и сотнях отчетах правозащитных организаций по всему миру.
После незаконного и несправедливого суда над известным адвокатом Бузургмехром  Ёровым в 2016 году это еще и увесистый страновой отчет в каждом кейсе беженца из Таджикистана. «Пропускной билет» от Ёрова.

В том же 2016 году видео родителей с «признанием вины» и «осуждением» действий своих детей, братьев и сестер стали показывать по трем основным государственным телевизионным каналам: ТВТ, ТВ «Сафина» и «Джахоннамо». Эти же каналы в прайм-тайм стали показывать «сексуальные разоблачения религиозных служителей» разного калибра и значения, но только одной религии.

В последующие годы правоохранительные органы также часто прибегали к этим методам наряду с массированным кибербулингом со стороны так называемого “Фабрики ответов” ГКНБ и активистов незарегистрированной общественной организации “Авангард” под патронажем Министерства внутренних дел Таджикистана.

Теперь это стало касаться как журналистов, инакомыслящих и гражданских активистов, уехавших по разным причинам из страны, а зачастую и выдавленным, так и отдельных смельчаков, полагающих, что живут в правовом поле, конституционные гарантии в котором обеспечивает не только Президент Республики Таджикистан, но и теперь Лидер нации, добровольно взявший на себя обязательство «заботиться о каждом гражданине и человеке».

К концу 2020 года непрекращающаяся ни на один день информационная компания против так называемых «врагов народа» и «предателей», к которым теперь почти любой смелый автор «Фабрики ответов» мог включить не понравившегося ему или его руководителю министерства журналиста или гражданского активиста,  приобрел цельный национальный характер, глубина проникновения которого в регионы  превосходит глубину распространения всех традиционных СМИ, не говоря уже о печатной прессе.

В этот год “Фабрика ответов” впервые в истории независимости Таджикистана стала практиковать оскорбительные публикации про умерших людей, в основном родителей исламистов (“Отец — зоофил, сын — гей: как госСМИ в Таджикистане разоблачают «врагов народа…”).

И речь не о разовых публикациях, а о тысячи раз тиражируемых. В том числе в частной печатной прессе. С участием главных редакторов и издателей. Новизной же стали “речи осуждения” имамов в пятничных молитвах в мечетях по всей стране и «хождение по домам» трудовых мигрантов, что невозможно без политического решения на высшем уровне. Теперь о «предателях» говорят в каждом доме люди далекие от политики и говорят, зачастую, больше чем о Лидере нации.

Хотя общеизвестно, что ранее политическое руководство страны не практиковали подобные действия и даже во времена Первой гибридной войны в СНГ (1992-1997)  матери и жены многих полевых командиров, включая самого одиозного Ризвона Садирова, воевавшего в Афганистане жили в Таджикистане в относительной безопасности.

К сожалению, от таких неправомерных действий властей пострадали многие родители, братья и сестры, хотя во всех случаях речь об  взрослых людях самостоятельно несущих правовую ответственность.  В их числе и несколько родителей моих коллег и меня самого.

Последние полтора года к такой же незаконной и аморальной практике стали обращаться и некоторые оппозиционные журналисты, блогеры и партийные пропагандисты,  живущие за рубежом.

Объектами систематических нападок и якобы “разоблачений” становятся родители тех или иных сотрудников правоохранительных органов («Отец Ш. С. гей…»), дочери авторитарного президента («такая-то переспала с …»), жены и дочери оппозиционеров не входящих в исламскую оппозицию, проправительственные журналисты  и даже невестки того или иного известного чиновника. Интимные подробности в этих публикациях «вишенка на торте».

Все это подается под соусом борьбы с режимом и подогревает страсти в информационно-политической среде Таджикистана, которая становится все более токсичной и жестокой. Создается ощущение, что партийные пропагандисты двух противоборствующих сторон никого не жалеют.

Мы в EUCTJ считаем, что это неприемлемо и необходимы инициативы, призывающие стороны отказаться от такой незаконной и аморальной практики.

В связи с этим мы призываем местные и международные правозащитные и журналистские организации обратить внимание политических акторов уважать права человека в ходе мирной политической борьбы, осуществить мониторинг на предмет выявления подобных случаев и вести национальный реестр авторов, блогов, каналов и СМИ допускающих подобные публикации.

Мы убеждены, что подобные инициативы необходимы для разрядки информационно-политической среды Таджикистана и получать широкую общественную поддержку.

Токсичность и демонстрация жестокости в национальном масштабе не только вредят целям развития общества и страны, но и исполнителям.

Саймуддин Дустов,
EUCTJ

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.