Транспортные «бьют» по карману. Пассажиры в Душанбе возмущены высокими ценами за проезд

С 10 ноября подорожал проезд в столичном общественном транспорте. Теперь вместо обычных 1,60 сомони в маршрутках надо переплачивать 90 дирамов, что сильно «бьет» по карману обычных людей.

Автор Your.tj Файзуллохон Обидов на днях проехал по некоторым городским маршрутам, чтобы понаблюдать за реакцией горожан.

С середины прошлой недели в Душанбе подорожал проезд как в государственном, так и в частном видах общественного транспорта.

Если раньше стоимость одноразового проезда в так называемых маршрутках составляла 1,6 сомони на человека, то теперь нам приходится платить по 2,5 сомони.

Почти такая же стоимость теперь в автобусах и троллейбусах, хотя они ездят по определенным маршрутам и не везде курсируют.

Согласно решению Антимонопольной службы, теперь стоимость проезда на автобусах составляет 1,80 сомони при оплате с картой, а при оплате QR-кода одноразовой картой, которую можно приобрести в киосках и у водителя — 2,5 сомони. Стоимость же проезда на троллейбусе с 1 сомони повышена до 1,50 сомони с картой и 2 сомони при оплате QR-кода одноразовой картой.

Спустя два дня после увеличения стоимости проезда, я решил проехаться по некоторым маршрутам.

По старой привычке

В 10-35 утра на остановке «Лучоб», которая обычно многолюдна, так как оттуда выезжают в центр жители этого поселка и приезжают на занятия студенты физкультурного института, как ни странно, очень малолюдно.

Маршрутка №54 приехала сюда с конечной остановки совершенно пустой и в нее сели 4 человека.

Чтобы мне было удобно просматривать салон, я сел в самом последнем ряду и начал наблюдать за происходящим.

Кондуктор подходил к каждому пассажиру, чтобы взять деньги за проезд. Я протянул ему две монеты – трехсомоновую и пятидесятидирамовую. Кондуктор, не найдя в кармане нужной сдачи, вернулся к водителю, чтобы разменять деньги.

«Вы же дали мне 3,5 сомони?», — переспросил кондуктор, возвращая мне сдачу.

Каково было мое удивление, когда вместо положенных 2,5 сомони по новым правилам, он посчитал проезд по старой цене и вернул мне сдачу — 2 сомони.

Скорее всего, кондуктор, задумавшись о чем-то, по привычке посчитал за проезд по прежней стоимости. Я решил немного повременить и промолчал.

Протянув деньги, кондуктор быстро прошел на свое место у передней двери. Через некоторое время он все же вернулся обратно:

«Я вам дал сдачу две монеты по 1 сомони?»- спросил он.

«Верно, вы дали мне лишнюю сдачу», — улыбнулся я, потому что предвидел такой поворот действий, и протянул ему обратно одну из монет.

Кондуктор покраснел и поспешно удалился. Было видно, что он еще не привык к новым правилам и возможно, необходимо время, чтобы не допустить подобных ошибок.

Сдачи пока нет

На остановке «Молодежное озеро» в маршрутку сел бородатый молодой человек. Долго выворачивая карманы штанов и не найдя в них монет, он вытащил из спортивки 20-сомоновую купюру и протянул кондуктору.

Чтобы разменять большую купюру тот в свою очередь, попросил помощи у пассажиров маршрутки, которая к тому времени изрядно пополнилась.

Но на просьбу кондуктора никто не ответил. Все молчали и даже не сделали попыток поискать в своих кошельках.

«Акаджон (брат), вся моя мелочь закончилась. Я верну вам сдачу попозже, хорошо?», — обратившись в сторону бородача мягко, с некоторой долей виноватости объяснил кондуктор.

«Ладно, но не забудь, а то я часто забываю забрать сдачу в транспорте», — недовольным тоном пробурчал молодой человек в ответ.

Такой диалог кондуктора можно было услышать и дальше, так как из-за частого размена и возвращения сдачи пассажирам, у него явно не хватало мелочи и время от времени ему приходилось обращаться за помощью к пассажирам или водителю.

«2 сомони и точка!»

На остановке «Медицинский комплекс «Истиклол»» в маршрутку поднялась женщина средних лет. Непрерывно разговаривая по телефону, она автоматически села на пустое место, которое ей уступили.

Переспросив по телефону, где именно ей надо выйти и услышав адрес, она протянула кондуктору две односомоновые монеты, громко заявив: «Мне до моста 46! (микрорайона – прим. ред.)», — дав понять, что больше она платить не намерена.

«Нет, апа (сестра), сейчас проезд стоит 2,5 сомони, хоть метр проедете, все равно нужно столько заплатить», — постарался возразить кондуктор.

Но она ничего не ответила, с укором посмотрев в его сторону. Кондуктор промолчал.

Через минут 15, маршрутка остановилась у моста 46-го микрорайона. Я и та женщина, вместе вышли из маршрутки.

Там я перешел дорогу и сел в маршрутку № 45, которая вскоре подъехала.

На этом маршруте за проезд собирал мальчик лет 10-11. Спринтер был набит до отказа, после того, как я забрался в него, мальчик с большим трудом захлопнул за мною дверь.

«Эй, мальчишка, почему это ты мне вернул всего 40 дирамов, ведь проезд стал 2,5 сомони?», — спросила какая-то женщина, которую явно позабавил вид юного кондуктора.

«Апашка (сестра), ты пока придержи эти сорок дирамов, как будет мелочь, я тебе верну остальные 10», — по-взрослому деловито ответил мальчик.

Время от времени, как только маршрутка наполнялась новыми пассажирами, мальчик-кондуктор напоминал громко, что «проезд теперь стоит 2,5 сомони».

По моим наблюдениям, большинство пассажиров уже были в курсе подорожания проезда и напоминания маленького кондуктора об этом, их не удивил.

Когда каждый раз мальчик со всей силой громко захлопывал за поднявшимися в салон пассажирами дверь, стоявшие рядом с ним люди, передергивались, так как им не было за что ухватиться, и непроизвольно, своими руками и локтями задевали голову маленького кондуктора, так как он был невысокого роста.

В ответ мальчик старался поместить голову в более защищенное место, но тщетно. Подобная ситуация вызвала у меня, наблюдавшего за этой картиной, только жалость.

Возле воинской части 0123 я и трое пассажиров вышли.

Хотя салон изрядно освободился, ребенок еле захлопнул за нами дверь, и чувствовалось, что его силы изрядно иссякли.

По моим наблюдениям, независимо от того, что цены за проезд в столичном транспорте изменились, обращение водителей и кондукторов с населением и наоборот, остались такими же, как и прежде, оставляя желать лучшего.

Отмените это антигуманное решение

Одновременно я поговорил с некоторыми пассажирами, чтобы узнать их мнение о подорожании стоимости проезда.

Ойбек Каримов, студент

«Одновременно с учебой на факультете восточных языков, я также преподаю на языковых курсах в образовательном центре Lion. Трижды в неделю из общежития, которое находится в районе Лучоб, мне приходиться на маршрутке №8 ехать до остановки «Автобаза», а оттуда пересаживаться на маршрутку №15 и ехать до остановки 9 километра, где находится моя работа. Если раньше мне приходилось тратить за проезд 30 сомони в неделю, то теперь моей зарплаты недостаточно, чтобы покрывать все транспортные расходы с учетом обеда. Руководитель центра сообщил, что выделит мне еще две группы и поэтому, чтобы не опоздать и зарабатывать дополнительно, я вынужден тратить больше на проезд. Печальная ситуация».

Умедджон Бобоев, сотрудник торговой сети:

«По работе мне необходимо 5-6 раз в день ездить по маршруту №28. Подорожание проезда в городском транспорте сильно бьет по карману простых людей.

Лично я вынужден теперь больше ходить пешком, чтобы добраться до нужной точки. Если пользоваться городским транспортом, в том числе, 7-сомоновыми такси, то мне необходимо тратить по 100 сомони в день, что очень накладно. Из-за того, что у меня нет дополнительного источника дохода, теперь я вынужден много ходить пешком, но на это уходит больше сил и времени. Когда сильно опаздываю, то вынужден прибегать к услугам 7-сомоновых такси – другого выхода просто нет».

Абуали Некрузов, журналист:

«Большинство пользователей общественного транспорта зарабатывают от 350 до 1000 сомони в месяц, в некоторых семьях работает по одному человеку. В обычной среднестатистической семье имеются от 2 до 4 студентов и школьников, которые ежедневно пользуются услугами городского транспорта.

С подорожанием транспорта глава семьи вынужден больше тратиться на проезд для себя и своих детей и отдавать большую часть зарплаты. Что тогда останется в семейном бюджете, как проживать семье целый месяц, что кушать?

Богатые бизнесмены и чиновники как ездили, так и продолжают ездить на собственных и служебных автомобилях и повышение стоимости городского транспорта их никак не коснулось. Но как всегда, от подорожания цен страдает самая уязвимая часть общества, те же учителя, врачи, студенты, школьники и дворники. Как же им жить дальше?

Лично я каждое утро добираюсь на работу на одном виде городского транспорта, а на обратном пути вынужден возвращаться с одной пересадкой. Часто пользуюсь маршрутками, изредка — услугами троллейбусов и автобусов, потому что до моего дома они не курсируют.

Пользуясь случаем, обращаюсь к столичным властям, чтобы они пересмотрели несправедливое решение о повышении стоимости проезда, потому что это антигуманное отношение к населению».

Сообщение Транспортные «бьют» по карману. Пассажиры в Душанбе возмущены высокими ценами за проезд появились сначала на YOUR.

Источник: Your.tj

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.