ВЕЛИКИЙ ТАДЖИК, ПОКОРИВШИЙ МИР. Сегодня – День памяти Мавлоно Джалолиддини Балхи

ДУШАНБЕ, 30.09.2020 /НИАТ «Ховар»/. Сегодня в Таджикистане отмечается День памяти Мавляна Джаладдина Балхи (Руми) согласно Указу Президента Республики Таджикистан от 1 июня 2009 года.  В указе говорится: «Учитывая исторические заслуги выдающегося сына таджикского народа Мавлоно Джалиддини Балхи  в развитии таджикской и мировой литературы и культуры, диалога цивилизаций и формировании национального самосознания, а также значение его наследия для воспитания молодого поколения постановляю: праздновать день рождения Мавлоно Джалолиддина Балхи  в Республике Таджикистан ежегодно 30 сентября».

Мухаммад Джалиддини Балхи, известный  и как Руми или Мавлоно   — выдающийся таджикско-персидский  поэт-суфий, создавший великолепные произведения восточной поэзии в основном на таджикско-персидском языке.   Его называли Мавлоно Джалал ад-Дин Мухаммади  Балхи  по названию города Балха, откуда он родом.

Родился он 30 сентября 1207 года в городке Вахш (совр. Таджикистан) на северных территориях Балха, бывшем в то время крупным регионом провинции Хорасан, в семье популярного в народе придворного учёного богослова-юриста и проповедника-суфия — Мухаммада бен Хусейна аль-Хатиби аль-Балхи, известного как Баха ад-Дин Валад (1148—1231), вынужденного бежать под угрозой монгольского нападения из родного города и, после долгих скитаний, обосновавшегося в Малой Азии (Рум) при дворе турок-сельджуков в городе Конья(нынешней Турции).

Джалал ад-Дин получил хорошее образование не только богословско-юридическое, но также и в области точных наук, прекрасно знал арабский и греческий языки, «Коран» и его толкования.

В ХIII веке в городе Конья Султан Валад основал суфийский орден Мевлеви, в обрядах которого используются произведения Дж. Балхии Руми.  Он — духовный предок дервишей этого самого влиятельного в Османской Турции и существующего и в наше время тариката.

Еще в детские годы он был вынужден покинуть родину — Балх — главный город Хорасана. Отец его — Мухаммад Бахоуддин Валад был суфием и ученым-богословом. Поэтому и получил он приглашение от шаха Хорезма Мухаммада служить во дворце. Но Валад был тверд в своих убеждениях, имел глубокие познания и был очень справедливым. Под разными предлогами он отклонил просьбу шаха и остался преподавать в школе ребятишкам и продолжать научную и творческую деятельность. На этой почве у них и произошли разногласия с шахом Хорезма. С целью совершить хадж он с семьей покинул Балх.

Во время поездки в Мекку в Нишапуре он удостоился беседы с шейхом Фаридиддином Мухаммад Аттором. Любознательный шейх привязался к  Дж. Балхи и посвятил ему свою книгу «Асрорнаме», которую Джалолиддин всегда носил с собой. В том, что  Балхи  достиг таких высот в поэзии, философии и богословии заслуга просветителей того времени шейха Шамси Табризи и Фаридиддина Аттора. У Шамси Табризи он обучался философии, в частности, познакомился с суфизмом.

В 1228 г. Валад получил приглашение занять место преподавателя в медресе в Конье и переехал туда, но вскоре, в 1231 году, умер, и его место в медресе занял Джалолиддин. Через год  Джалиддин  оставаясь преподавателем медресе, становится учеником единомышленника Валада шейха Бархун ад-Дина Мухаккика. Это духовное воспитание продлилось почти десять лет, но жизнь  Джалиддина  оно не изменило: он остаётся всеми уважаемым преподавателем в медресе и проповедником в мечети и живёт со своей семьёй в довольстве и благополучии.

Вступление  Джалолиддина  на суфийский путь связано с именем бродячего суфийского проповедника Шамс ад-Дина Табризи (Шамси Табрези). Проповеди этого дервиша и личное общение с ним, а потом его таинственное исчезновение перевернули душу Джалолиддина, и, пережив радость встречи, всеобъемлющую любовь к другу и трагедию потери, он стал тем гениальным поэтом, которого знает мир.

Но  Джалиддин уже не мог жить и творить без кумира, напоминающего ему своими душевными качествами исчезнувшего в 1247 г. Шамс ад-Дина. Таким кумиром стал для него молодой ювелир Салах ад-Дин Заркуб, а когда тот в 1258 году умер, его место занял Хусам ад-Дин Хасан.

Именно Хусам ад-Дину мир обязан тем, что большинство поэтических произведений Джалолиддина были записаны и сохранены для человечества, так как поэт обычно их только декламировал или напевал. По его же предложению и при его помощи было создано главное произведение Джалолиддина Балхи — шеститомная поэма «Маснавии маънави» («Поэма о скрытом смысле»). В своём скрытом смысле эта поэма является своего рода энциклопедией суфизма, но эту её сторону могут оценить лишь те, кто вступил на суфийский путь и сумеет разглядеть в ней развитие идей Газали, Санайи, Аттара и других суфийских авторитетов того времени.

Величие Руми в том, что он смог подняться до величайшего поэта и просветителя в  мире. Для всех течений религии ислам и других религий он проповедовал единую идею, которая воспевает любовь к Творцу, веру в его всесилие, чистоту в помыслах и делах. Он писал: «Пути могут быть разными, но конечная цель одна — предстать перед Богом». Он до конца своей жизни пропагандировал, что Бог един и перед Богом все равны.

Произведение  Дж. Балхии Руми «Суть познания» считается книгой, которая не имеет себе равных и написана в своеобразном стиле. Ее он написал не в стиле рубаи, а в прозе. В книге слова свободно вырываются, как из уст соловья. В ней все свободно: и душа, и мысли, и фразы, и состояние. После Руми через восемь веков поэты ХХ века стали применять в литературе метод, который назвали белым стихом. А его еще в XIII веке открыл и использовал в своем творчестве  Джалолиддини Балхии Руми.

Свое любимое произведение он писал 15 лет. В нем двадцать пять тысяч шестьсот восемнадцать стихов. Книгу можно считать шедевром мировой литературы. Часто ее также называют «Каноном суфизма».

В то время было великим подвигом высказывать мнение о едином происхождении всех людей на земле.  Джалолиддин  подписывал свои произведения разными псевдонимами: «Балхи» — по месту своего рождения, «Шамси Табризи» — именем друга и духовного учителя, но наибольшей известностью пользовался его псевдоним «Руми» — по названию страны, где он и его близкие обрели вторую родину.

Джалолиддини Балхии  Руми умер в Конье 17 декабря 1273 года и покоится в мавзолее рядом с отцом. Их могила является объектом паломничества и почитания по сей день.

Литературная деятельность Руми не многообразна, но очень значительна.  Джалолиддин  был прежде всего поэтом. Его лирический «Диван», ещё детально не исследованный, содержит касыды, газели и четверостишия — рубаи. Поэт проводит в них идею ценности человека независимо от его земного величия; он протестует против мертвящего формализма религиозной обрядности и схоластики.

Эти идеи, выраженные пламенным языком в своеобразных формах. Ряд лирических стихотворений говорит о практических удобствах суфизма, житейского и философского аскетизма.

Такое сочетание идеализма и практицизма характеризует и грандиозную эпико-дидактическую поэму (около 50000 стихов)  Дж. Балхи— «Маснави».   Здесь в эпической форме поучительных рассказов, сопровождаемых нравоучениями или прерываемых лирическими отступлениями, проводятся те же идеи, но в более популярной форме. В целом эти рассказы составляют как бы энциклопедию суфизма.

Единства сюжета в «Масневи» нет; всё произведение, однако, проникнуто единым настроением; форма его — рифмующие двустишия, выдержанные в одинаковом ритме. В эпических частях Джалал ад-Дин выступает как художник-реалист, иногда как натуралист (его натурализм способен шокировать европейского читателя, но для Востока он обычен).

«Маснави»  ДЖжалолиддин частично продиктовал любимому ученику и преемнику (в качестве главы суфиев) Хасану Хусам ад-Дину, который, вероятно, и побудил своего учителя к творчеству (вернее, к фиксированию устного произведения).

«Маснави» — одна из наиболее почитаемых и читаемых книг не только среди мусульман, но и во всем мире.   Влияние Балхии Руми выходит за пределы национальных границ и этнических различий: иранцы, таджики, турки, греки, пуштуны, другие мусульмане Центральной и Южной Азии высоко оценили его духовное наследие за последние семь веков. Его стихи переведены на многие языки мира и перенесены в различные форматы. Дж. Балхии Руми был описан как «самый популярный поэт» и «самый продаваемый поэт» в США.

В мировой литературе Джалаладдин может быть назван величайшим поэтом-пантеистом. Известны рукописи его пантеистического трактата «Фихи ма фихи» (В нём то, что в нём),  написанного в прозе.

Так как орден Мавлави был самым влиятельным среди аристократов Османской Турции, то с осторожностью можно допустить, что в противоположность другому великому поэту XIII века Саади — идеологу городского торгового класса — Джалолиддин был ближе к феодальной аристократии, чем к землевладельческому классу.

Жизнь  Дж. Балхии Руми составляет один из переплетающихся сюжетов в романах Орхана Памука «Черная книга» (1990) и Элифа Шафака «Любовь».

Джалалиддин Руми является одним из столпов суфизма. Многие люди приходили к нему за советом и мудрым словом. Однажды к нему пришла соседская женщина с мальчиком и сказала:

— Я уже испробовала все способы, но ребёнок не слушается меня. Он ест слишком много сахара. Пожалуйста, скажите Вы ему, что это нехорошо. Он послушается, потому что он Вас очень уважает.

Руми посмотрел на ребенка, на доверие в его глазах, и сказал:

— Приходите через три недели.

Женщина была в полном недоумении. Это же такая простая вещь! Непонятно… Люди приходили из далёких стран, и Руми помогал им решать большие проблемы сразу… Но она послушно пришла через три недели. Руми вновь посмотрел на ребёнка и сказал:

— Приходите ещё через три недели.

Тут женщина не выдержала, и осмелилась спросить, в чём дело. Но Руми лишь повторил сказанное.

Когда они пришли в третий раз, Руми сказал мальчику:

— Сынок, послушай мой совет, не ешь много сахара, это вредно для здоровья.

— Раз Вы мне советуете, я больше не буду этого делать, — ответил мальчик.

После этого мать попросила ребёнка подождать её на улице. Когда он вышел, она спросила Руми, почему он не сделал этого в первый же раз, ведь это так просто? Джалалиддин признался ей, что сам любил есть сахар, и, прежде чем давать такой совет, ему пришлось самому избавляться от этой слабости. Сначала он решил, что трёх недель будет достаточно, но ошибся…

Один из признаков настоящего Мастера таков: он никогда не станет учить тому, чего не прошел сам.

Мастер честен, и в первую очередь с собой. Его слова слиты с реализацией. Слова Мастера проистекают из его личного опыта, его мудрость живёт в нём самом, не в писаниях. Здесь трудно не вспомнить чаньское изречение: «Когда добрый человек проповедует ложное учение, оно становится истинным. Когда дурной человек проповедует истинное учение, оно становится ложным».

                                   (В материале использованы сведения из различных источников)

Источник: khovar.tj/rus/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.